Мысли на кончике пера


Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру



От любви до ненависти



Часть 1



Пролог

( Москва, лето 2005 г )
Войдя в свой номер гостиницы, Игорь Климов поудобнее расположился в кресле и включил ноутбук. Плоский экран приветливо подмигнул рассыпанными по ромашковому лугу пёстрыми иконками; разыскав в левом верхнем углу ярлык электронной почты, Игорь кликнул по нему пару раз. Папка с долгожданными « входящими » была пуста, лишь в « нежелательной почте» высветилось чьё-то одинокое сообщение. «Открыть» нажал Игорь и удивлённо уставился на незнакомый адрес « paul2704@online.de». Надо же, de – значит из Германии, кто бы это мог быть?! Но парень оказался ещё более заинтригован, когда прочёл письмо полностью. Неизвестный адресат писал на русском языке, хотя с многочисленными ошибками и странноватыми для русского словесными оборотами, но всё же вполне понятно. Он объяснял, что видел фото и интервью майора Климова в одной из немецких газет. Игорь прекрасно помнил это интервью, несколько лет назад он давал его молоденькой корреспондентке из Дрездена; она приехала в Чечню, чтобы правдиво описать происходящие там после очередной контртеррористической операции события. Поболтав и пококетничав с мужественным тридцатипятилетним майором, фрау попросила его попозировать для фото на фоне далёких гор Аргунского ущелья. Высокий, плечистый военный в полевом камуфляже и бронежилете действительно смотрелся очень живописно, в его мускулистых руках калашников выглядел как игрушка. В тот вечер Игорь засиделся с симпатичной немочкой допоздна, он охотно рассказал ей о себе « уроженец Грозного, потомственный военный, отслужил срочную в Афгане, затем окончил рязанское воздушно-десантное училище и прошёл ещё несколько горячих точек.», девушка слушала его, широко раскрыв глаза. Вот за этот –то репортаж и зацепился незнакомый пожилой человек из Дрездена по имени Пауль Гроне. Но вопросы в своём письме он задавал довольно странные: « Не зовут ли одну из престарелых родственниц Игоря Лёлей Климовой, и не проживала ли она в 1941 году в таком-то белорусском селе? » На оба этих вопроса Игорь мог бы ответить утвердительно, но откуда этот пожилой немецкий господин знает его родную бабку – Алёну Ивановну Климову? Недоумённо пожимая плечами, Игорь быстренько отстучал на клавиатуре короткое письмо; ответ пришёл незамедлительно. Оказывается этот немец сейчас тоже в Москве, приехал на презентацию своей книги в Красногорский музей антифашистов; предлагает встретиться сегодня вечером.


-2-

Какие только предположения не мелькали в голове у майора Климова, пока он добирался на метро до Парка Победы. Вынырнув из подземного перехода, он прошёл вдоль аллеи с фонтанами и огляделся: навстречу ему поднимался со скамеечки худощавый, сутуловатый, но ещё довольно бодрый старик в сером костюме. Загорелое до смуглоты лицо резко контрастировало с белоснежной сединой волос, из сети морщин неожиданным молодым блеском светились небесной голубизны глаза.
- Какое до странности знакомое лицо, - мелькнуло в голове у Игоря – Но где я мог его видеть?! Мужчины приветливо пожали друг другу руки, рукопожатие пожилого немца оказалось на редкость крепким и сильным. « Есть ещё порох в пороховницах», усмехнулся про себя молодой. Козыряя некоторым знанием немецкого языка, майор Климов поприветствовал гостя « Guten Abend!», что очень тому понравилось. Мужчины дошли до летнего кафе, располагавшегося около цветных фонтанов, присели за пластмассовый столик и заказали пиво. Звучала популярная мелодия, весело плескались водяные струи, навевая столь приятную жарким июльским вечером прохладу.
- Насколько я понял, вы знаете мою бабушку по 1941 году, когда их село было в оккупации, - уточнил Игорь. – То есть Вы тогда служили в составе оккупационных войск?
- Да. А Вас сильно шокирует этот факт?! – проницательные глаза старика взглянули на русского майора с некоторой тревожностью.
- Ну, - Игорь несколько замялся. Естественно, у него были неприятные ассоциации, связанные с рассказами старших о войне, но говорить сейчас о них с этим благообразным старичком не хотелось. Молодому русскому было сложно даже мысленно представить этого деда в виде классического немецкого солдата, как их показывали в фильмах: в угловатой стальной каске и в серо-зелёном кителе с закатанными по локоть рукавами.
- А есть Ваше фото тех лет? – неожиданно вырвалось у него.Немец немного удивился такому вопросу, но снял висящий на шее японский цифровой фотоаппарат и, нажав на нём какую-то кнопку, протянул его русскому. Майор Климов глянул на экран и чуть не ахнул. Со старого фото, сделанного весной 1941 года в фотоателье города Дрездена, на него смотрело … его собственное лицо! Климовские чуть прищуренные, широко расставленные глаза под разлётом густых бровей ; его крупный, чуть с горбинкой, нос; его пухловатые губы – даже выражение лица как в афганском дембельском альбоме, с чуть –чуть насмешливой улыбкой.

-3-

Лицо девятнадцатилетнего десантника из Кандагара, только вместо голубого берета, на голове красовалась пилотка с германским орлом, а вместо полосатого тельника – наглухо застёгнутая вермахтовская форма с чёрными погонами с белой окантовкой.
- Это кто?! - Игорь даже вздрогнул от поразившей его мысли.
- Это я, - спокойно ответил немецкий дедок.
- Вы и моя бабушка…- русский десантник даже не знал, как выразить свою мысль. – Но она же была партизанской разведчицей.
- Я любил Лелю. Я её очень сильно любил…до сих пор забыть не могу, - глядя ему прямо в глаза, произнёс Пауль Гроне. – Когда я увидел Ваше фото в газете и прочёл Вашу фамилию Климов - у меня тоже был шок!
Гроне и Климов просидели в парке до полуночи, разговорам не было конца. Несмотря на небольшой языковой барьер, мужчины легко понимали друг друга – ведь солдат всегда поймёт солдата. Игорь рассказывал про Афган, Приднестровье и Чечню конца девяностых, Пауль про Минск и Чечню сороковых годов. Господи, как разительно всё было похоже! Тяготы и лишения солдатской службы, привычный свист пуль над головой ночные налёты бандитов, кровь, пот, боль от ран и от потери боевых товарищей. Оказалось, что Гроне в плену стал антифашистом, и сражался с бандитами в горах Кавказа так же, как сражался с ними до недавнего времени сам майор Климов.

* * *

Вот это да! Майор десантник никак не мог свыкнуться с этим открытием. Его родной дед – немецкий солдат! С детства он твёрдо знал, что его дед Захар – герой войны, фронтовик, в доме бережно хранились его боевые награды, на видном месте висел парадный портрет – туго затянутый портупеей молодой черноусый офицер с погонами старлея. « Дед воевал с первого дня войны, был тяжело ранен под Волховом, на него даже пришла похоронка. Но он выжил всем смертям назло и даже брал Берлин! » - с гордостью рассказывал юный Климов на пионерских сборах. Он даже в морскую пехоту хотел пойти именно потому, что там служил его дед. Но судьба распорядилась иначе, и он попал в десант. Самое забавное, что именно в десанте, в элитном немецком фальширмяггер служил Пауль Гроне! Игорь изо всех сил вдавил в пол педаль газа, вырвавшийся из столичных пробок фольксваген стремительно нёсся по Ленинградскому шоссе в сторону небольшой подмосковной деревушки, куда переехала после чеченской войны семья Климовых.

-4-

В боковых стёклах стремительно отразились придорожные сосновые рощи и рекламные плакаты, затем машина вылетела на грунтовую просёлочную дорогу и, проехав по ней несколько километров, затормозила на окраине посёлка у небольшого деревянного домика с резными наличниками. Первым приветствовать гостя из-под калитки вынырнул лохматый пёс, радостно виляя не только обрубком хвоста, но и всей задней половиной туловища. На его лай из двери выскочила миловидная женщина средних лет с убранными под платок белокурыми волосами.
- Сынок, что-то ты среди недели приехал? А мы не ждали… а то бы пирогов напекли…- радостно тараторила она, обнимая сына.
- Да так, новости кое-какие есть, - усмехнулся мужчина, целуя её обсыпанную пудрой щёку.
Он вошёл в тесную спаленку в задней части дома и поздоровался с бабушкой – бабе Лёле немного нездоровилось, и она сегодня решила не вставать с постели. Придвинув к изголовью табуретку, Игорь присел и издалека начал непростой разговор о своём знакомстве с немецким ветераном. Первой не выдержала мать. Всплеснув руками, она негодующе воскликнула:
- Да как он вообще посмел подойти к тебе, этот Пауль Гроне! После всего того, что он и его дружки натворили тут в сорок первом!
- Но ведь это твой родной отец, - начал было Игорь, но мать резко перебила его.
- Этот фашист не мой отец! Мой отец тот, кто вырастил меня, Захар Гиреев, а не это чудовище! Ты не знаешь, но именно Гроне привёл эсэсовский отряд, который согнал в церковь и заживо сжёг всех жителей нашей партизанской деревни. Именно Гроне виновен в смерти твоего родного дяди Алексея и моей старшей сестрички Зои.
- Что?!!! – Игорь прекрасно помнил историю юного героя – партизана Алика Гиреева, его портрет висел в школе, и пионерская дружина с гордостью носила его имя. Да, шестнадцатилетний юноша был действительно казнён фашистами, но…неужели в этом участвовал его настоящий дед – Пауль Гроне?!
- Но, мама, этого просто не могло быть!
Ну, просто не мог этого сделать человек, которого Игорь успел достаточно близко узнать за предыдущие несколько дней, с которым почти подружился, искренне покорённый его обаянием! Мягкий, интеллигентный человек, похоже до старости лет оставшийся неисправимым романтиком; с такой искренней теплотой рассказывавший

-5-

о своих нежных чувствах к его молодой бабушке Леле , об их запретной любви: и вдруг … участие в карательной акции, сожжённые заживо дети, среди которых малышка Зоя - старшая Лелина дочка… Всё это просто не укладывалось в голове, этому должно было быть какое-то объяснение! - Как я могу считать своим отцом того, кто вместе со своими пьяными дружками эсэсовцами изнасиловал мою мать, - горько продолжала младшая из женщин. Её голубые глаза пылали от гнева, голос дрожал.
- Люсенька, успокойся, - внезапно прервала её пожилая. Она глубоко вздохнула и, собираясь с силами, заявила.
– Дочка, ради спасения твоей жизни я была вынуждена обмануть своего мужа.
В комнате повисла звенящая тишина. Было слышно, как гудит под потолком огромная сине-зелёная муха, и как мерно стучат о металлический умывальник капли их плохо закрученного на кухне крана.
- Да, - веско повторила бабка и твёрдо взглянула в потрясённые глаза дочери. – А что мне было делать? Представь моё положение: в сорок пятом возвращается с фронта мой муж…




Анекдот в студию!!!


Copyright © Владимир Глухов 2010
 Нравился ли этот сайт? 
   всё замечательно
   хороший сайт
   хотелось бы лучше
   сайт, так себе
   плохой сайт
   всё ужасно
Результаты
Besucherzahler ukraine women for marriage
счетчик посещений
Яндекс цитирования Счетчик тИЦ и PR Яндекс.Метрика